May 16th, 2012

портрет Серебряковой

"ЧЁРНАЯ МЕТКА" или "ПЯТНО НА ПОДЪЕЗД".

Страсти по поводу принятия закона о ювенальной юстиции, на манер европейского, продолжают разгораться и набирать силу. Основная масса граждан в суть положений нового закона не вникает и ограничивается лишь общими фразами о разрушении семьи, традиций воспитания и разными страшилками по этому поводу. В настоящее время у нас в стране действует Семейный кодекс, некоторые пункты которого очень размыты, что даёт возможность к различным недобросовестным их толкованиям  со стороны органов опеки. Потребность в новом законе давно назрела. Жаль, что вместо конструктивных предложений и обсуждения опять используются манипуляции негативным эмоциональным потенциалом общества.
http://posle.9mesyazev.ru/readarticle.php?article_id=171

Я с удивлением наблюдаю, что больше всего негодования по поводу принятия нового закона раздаётся со стороны тех сил и движений, которые ратуют за социалистическую ориентацию развития страны.
Но подобные явления контроля за воспитанием детей в семьях уже были у нас в СССР.


В 60-х годах повсеместно этот контроль осуществлялся не только школой, но и Домовыми комитетами. Если во главе Домового комитета оказывались старые партийные участники  революции и активные ветераны войны - то контроль за нормами социалистического воспитания подрастающего поколения осуществлялся со всей социалистической строгостью и тщательностью. :-)

 Домовой комитет во времена моего детства возглавлял шустрый ветеран революции, прозванный детьми, а потом и всеми жильцами  дома, как ДЕД ЩУКАРЬ.http://inna-budapest.livejournal.com/7886.html

Различные комиссии нашего Домового комитета могли заявиться в квартиру с любыми проверками. Детей проверяли обычно днём, а родителей - вечерами. Придут, вежливо поздороваются и давай выяснять: чисто ли в квартире, чем занят ребёнок, накормлен ли, трезвые ли папа с мамой. Физические наказания детей тоже не приветствовались, и тех родителей, которые часто распускали руки и пороли своих чад, сначала предупреждали, а потом устраивали над ними домовые общественные суды. Жильцы дома на таком суде могли постановить направить ходатайство о лишении непутёвых родителей-драчунов родительских прав.

Плакаты 1925 -1932 годы

Помню примерно лет в пять я наблюдала за процессом такого суда, когда основная масса собравшихся готова была проголосовать за лишение родительских прав одного дебошира-пьяницу и его несчастную  вечно беременную жену. Среди обвинений в адрес этих родителей было и то, что их детей "воспитывает улица". И тут слово взял мой отец и сказал :"Что значит улица? У нас  советское государство, советская улица,  и дети на ней советские гуляют. Моя дочь  тоже всё свободное время на улице проводит, что здесь плохого?" В общем, решение по горе-родителям тогда приняли щадящее: им объявили предупреждение. А мне было почему-то за отца тогда ужасно стыдно, хотя я до сих пор не понимаю, почему ? :-)


Начиная с 6-ти лет я стала постепенно увлекаться приключениями. Меня очень вдохновлял образ Робинзона. Я могла часами размышлять о том, как я буду выживать на необитаемом острове. Меня это очень стимулировало к освоению различных навыков, таких как ловля рыбы, собирание лечебных, съедобных трав и кореньев, завязывание морских узлов, плетение верёвок из пакли, изготовление одежды из водорослей, а так же украшений из ракушек, которые добывались нырянием и употреблялись мной в пищу на море. :-)
На фоне подготовки к жизни на необитаемом острове я начала себя закаливать:  дома, когда оставалась одна, я зимой ходила босиком и в одних трусиках при открытом окне. И вот, в очередной такой мой эксперимент по закаливанию своего худосочного организма,  ко мне в квартиру заваливается  комиссия по проверке детского досуга.
Тётки из комиссии, видя меня в таком удручающем виде, хватаются за сердце и заставляют  быстро одеться. В своих тетрадках они  делают соответствующие записи...  Моим родителям потом долго пришлось  объясняться, чтобы оправдать ситуацию и "замять дело". :-)

В целом у нашей семьи не было проблем с Домовым комитетом, но один эпизод всё-таки оставил след в моей душе. Во втором классе я с увлечением читала "Остров сокровищ" и была вся проникнута  жизнью пиратов и их приключениями.  Дворовую детвору я тоже заразила " морскими разбойниками", и мы играли в пиратов очень шумно, прячась на клумбах и крича под окнами дома.
Закончилось это тем, что местные бабки, оккупировавшие лавочки у подъезда и контролирующие порядок перед домом, вызвали меня "на проработку". Возглавляла этот "бабсовет" жена нашего домкома - бабка Щукариха. Меня стали стыдить за очень шумное поведение во дворе. Поставили мне на вид, что я закидываю мячики и палки на клумбу и топчу траву, вспомнили мою недавнюю драку с одной противной девчонкой и разные другие мелкие прегрешения.

Сначала я крепилась. Но заключительная речь Щукарихи меня добила. Бабка стала меня стращать тем, что если я буду продолжать жить в том же духе, то скоро начну курить, потом пить, затем меня выгонят из школы и я попаду в колонию для несовершеннолетних . В общем будущая  жизнь моя была выкрашена в чёрный цвет и перечёркнута.
- Подумай, что будет для всех нас, когда ты попадёшь в тюрьму! - вещала бабка Щукариха.
-Ведь это  позор на наш дом,  неизгладимое пятно на подъезд. Как ты будешь с этим жить?

Последние слова про "пятно на подъезд" меня добили. Я разревелась, обещала исправиться и была наконец-то отпущена. И вот иду я, реву, а на встречу мне старшие девчонки и спрашивают, что со мной стряслось? Всхлипывая, размазывая по лицу сопли и слёзы, но продолжая ощущать себя в душе непокорной пираткой,  я сказала:

- Бабка Щукариха предъявила мне чёрную метку!