Tags: правополушарные

портрет Серебряковой

Чувственность - губительная женская слабость , мужчинам в радость ))

Женщины часто манипулируют мужчинами в вопросах секса, и это яляется их главной стратегической тайной.. Но у хитрых бестий есть и своё слабое свойство, своя ахиллесова пята - это их чувственность. И от этого никуда не деться, ибо большинство женщин от рождения существа правополушарные. А  правополушарные люди хоть и целостные натуры, но они открыты, непосредственны в выражении чувств, наивны и, как правило, доверчивы.

Этим часто и пользуются коварные и расчётливые левополушарные мужчины с рациональным и конкретно-приземлённым  мышлением. :-) Таким образом они отыгрываются за сексуальные манипуляции, осуществляемые над ними "слабым" полом.

Ну действительно, даже умные и практичные женщины с волевым характером запросто попадаются в сети мужчин, когда расчёт сделан на их чувственность. История и жизнь изобилует подобными примерами (коварство графа Орлова по отношению к княжне Таракановой, или пример любовных отношений  в фильме "Служебный роман" .))
Ну что тут поделаешь: начни женщине про любовь-морковь говорить, комплименты про её внешность подпускать, ещё и на жалость надавить не мешает - и та сразу размякнет, расслабится и не почувствует подвоха и коварства.
И это свойственно всем женщинам - просто не у всех мужчин равные к такому "охмурению" способности.

А в интернете очень заметно, как большинству женщин не хватает по жизни внимания: чуть их кто похвалит - они сразу и смайлики радостные посылают, и френдят, и с Днём рождения поздравляют. Так же женщины из покон веков не замечают подлости и низости мужчин, если подобные поступки не касаются лично их. Это, к сожалению, общее правило. Каждая думает, что по отношению к ней  "он так поступить не сможет". А потом, когда это случается, то недоумевает:
- Как же так? Он ведь таким не был?!
Да был он именно таким, и видно это было всем, кроме тебя. ))

Получается, что не мужчина обманщик, а ты - дурёха, которая из-за своей правополушарной чувственности не хотела замечать очевидное.
Ну вот типичный пример: мужчина в интернете френдит пользователей ( даже женщин), только для того, чтобы потом их у себя в блоге "троллить" и насмехаться над их искренними, но неприемлемыми для него и его единомышленников высказываниями.
Порядочно это? Нет. Можно доверять такому мужчине изначально? Нет. Но если такой человек в интернете начнёт оправдываться и уверять,что именно "ЕЁ" это совсем не касается, а только - "ИХ", то женщина начинает верить. Она же "не такая", как все, ясное дело - она намного лучше других, и с ней так нельзя обращаться.

И не верит до последнего, что поступят с ней точно так же непорядочно и в любых других отношениях.
Есть такое правило в психиатрии: не бывает "моно" симптомов. Не может быть порядочности "избирательной". Она либо есть, либо её нет.
Чтобы в интернет общении не выпадать из реальности и не переходить полностью на фантазии в своём восприятии
виртуальных пользователей, я часто вспоминаю одну историю из своей жизни.

Мне всегда была свойственна ответственность за тех мужчин, которые были рядом. Даже материальную сторону я долгое время решала всегда сама.
Когда я стала работать врачом, то всех своих больных - от 18 ти летних инфантильных пацанов до брутальных психически разрушенных "громил", считала своими "зайчиками", за которых чувствовала тоже ответственность во всём. У меня вообще все мужчины в жизни подразделялись всегда на "моих мальчиков" и "моих зайчиков"- пациентов.  :-)

Я любила их всех и олицетворяла для своих больных в одном лице и врача, и жену, и сестру и подругу, а иногда даже и любовницу.
Меня тоже они любили, потому что я делала для них всё, что только можно и чего нельзя.
Иногда такие ситуации в отделении возникали -  забегает сестра в кабинет и причитает:

- Что делать! К Сидорову жена пришла, а он сейчас с любовницей сидит воркует в комнате отдыха?
- На беседу в кабинет к врачу срочно жену ведите, а Сидорову скажите, чтобы  с любовницей поскорее распрощался.

И больные платили мне той же монетой. Поступит в отделение какой-нибудь агрессивный пациент:  кричит, угрожает, выписку требует. Я лучше подожду, пока он пойдёт покурить: в курилке ему больные быстро объяснят, что орать не нужно, "девка" она и врач хорошая, поможет если что.
Ну и через полчаса  этот больной  такой весь из себя уже жалкий скребётся в кабинет и просит заискивающе:
- Доктор, можно побеседовать?

И только один мужчина и пациент в моей жизни не подходил ни под "Мальчика" ни под "Зайчика".
Где-то на третьем году работы после института возникла ситуация, когда я в отделении осталась совсем одна: и за заведующую, и за врача.
В отделении 70 больных мужчин с разной степенью тяжести расстройств ( отделение было "острым").

Больница клиническая, одна из крупнейших в Москве. Кроме лечебной работы ещё различные экспертизы: трудовые, военные и подготовка документов на судебно-психиатрическую, а  дома у меня  совсем маленький ребёнок, которого нужно забирать из ясель. Напряжение и нагрузка были тогда непомерными для меня.

И вот прихожу я как-то утром на работу, а меня уже у входа встречает новый больной: красивый рослый молодой мужчина, которого перевели из больницы специального типа ( ведомство МВД) после снятия принудлечения за организацию жестокого разбоя. Тогда была такая система: сразу из спецбольниц не выписывали, а переводили в больницы общего типа, откуда выписка осуществлялась комиссионно - за подписью завотделением, зам.глав.врача и участкового врача ПНД.

Ну заходит этот новый больной в кабинет и сходу предъявляет ультиматум о том, что он сегодня же пойдёт домой. Я пытаюсь ему объяснить, что существует установленный порядок, который не от меня зависит, и что месяц точно придётся побыть в отделении.

Тогда этот пациент встаёт, перекрывает мне проход между стеной и столом и говорит, глядя на меня сверху вниз:
- Запомни, тварь, если ты меня не выпишешь, ты будешь стоять передо мной на коленях и жрать свой партбилет, как это сделала врач в пятой загородной больнице когда-то.

На мои возражения, что у меня партбилета нет, он сказал, что знает, чем забить мне рот, и что я этим подавлюсь.
А потом ещё предупредил, что если я только вякну об инциденте, то живыми из семьи никого не увижу больше. И посмотрел на меня взглядом с таким холодным прищуром убийцы, от которого мне до сих пор жутко становится.

Повернулся и вышел, а я упала головой на стол и стала реветь. Это был единственный раз, когда я ревела на работе. Говорить начальству, что мне угрожает данный больной - это вообще неизвестно чем кончится, себе дороже выйдет - у него в акте о снятии принудлечения шесть светил психиатрии подписали, что он в хорошем состоянии и может быть выписан. :-)

В общем, стала звонить в диспансер и договариваться с участковым врачом о выписке этого больного. И тут меня ожидал следующий удар: когда участковый психиатр услышала о ком идёт речь, она закричала в трубку так, что я чуть не оглохла.
Она орала, что  этого больного мы выпишем  "только через её труп".
На все возражения, что оснований для пребывания в больнице у него нет, она лишь вопила, как резаная.
В глубине души я её понимала. :-)

Что делать? Зам глав.врача посоветовал обратиться для разрешения конфликта к главному психиатру города Москвы.
Ну вызываю я больного опять, говорю о возникших трудностях, а он тоже уже в курилке немного пообмяк,успокоился.
В общем договорились с ним, что я буду делать всё от меня зависящее, а он наберётся терпения и нервы мне мотать пока не будет.

Связалась я с главным психиатром, была назначена расширенная комиссия, и я стала к ней готовиться.
Больной тоже в отделении обвыкся, мне больше не угрожал, но прищур его глаз я переносила с трудом - мороз пробирал.
И вот наступил день консультации.

Ехать нужно было на улицу Чехова в центр Москвы. Машины в больнице не оказалось свободной, и мне предстояло добираться с больным вдвоём на общественном транспорте. Сейчас, уже будучи умудрённой опытом работы, я плохо представляю, как такое могло быть: молоденькая  девушка-врач едет через весь город без санитара с социально-опасным пациентом психиатрической больницы на комиссию к главному психиатру города Москвы, а в сумочке через плечо у неё находится вся психиатрическая документация на него?
А если выписку бы не разрешили? Что бы я делала на обратном пути?
Бред...

И выглядело это примерно так: красивый рослый мужчина в хорошем пальто идёт под ручку ( это я его придерживала на всякий случай) вместе с молоденькой на вид девушкой в болоньевой дешёвой курточке, шапочке, шарфике и рукавичках - которые она сама себе связала.
Со стороны, кто кого куда везёт - большой вопрос. :-)

Но слава Богу, всё сложилось удачно:  выписку разрешили, и мы без происшествий опять под ручку вернулись в отделение.
А после выписки этот мужчина через месяц вдруг пришёл в отделение и вызвал меня "поговорить".
Вручил цветы и французские духи в честь 8 Марта, потом взял за руку и говорит:

- Я всё продумал и решил. Бросай своего мужика и переходи ко мне жить. Посмотри на себя: как ты одета? У тебя ведь сапоги промокают - я всё заметил, когда мы с тобой ездили.
Так нельзя! Будешь жить со мной,  как королева: в шубах и бриллиантах купаться.

Ну и ещё в таком же духе много чего говорил.

Я умоляла его оставить меня в покое, обещала, что как только надумаю, обязательно дам знать. Потом он ещё заходил пару раз с подарками. Я очень боялась за семью тогда, но он обещал, что не причинит мне вреда.

Спустя года три, звонит мне врач из приёмного покоя и говорит, что поступает этот больной, опять для перевода на принудлечение за вымогательство. Просится ко мне в отделение. Я, естественно, отказала. Но вспоминать это мучительно больно до сих пор.

С того времени я ничего больше об этом  человеке не слышала: он говорил мне как-то, что если встретит своё сорокалетие на "принудке", то покончит с собой.

Последнее время я стала часто представлять себе, что тот мой  пациент теперь, в наше время, пользователь интернета, и я начинаю с ним общаться в живом журнале.
Он, будучи хорошо образованным, непременно произвёл бы на меня  впечатление, говорил бы мне комплименты, а я бы писала ему искренние откровенные письма.
Потом бы он со свойственным ему пронизывающим прищуром и цинизмом заявил, что больше он со мной общаться не желает, и отношения между нами закончились, и что я очень наивная, так как верю в свои собственные фантазии.

А я бы переживала из-за такого неожиданного коварства и, уткнувшись в стол, ревела, как тогда в больнице.

И когда я представляю эту ситуацию в красках применительно к тому моему больному, всё сразу становится на свои места : фантазии виртуального общения уступают место реальному здравомыслию и критическому скептицизму. :-))

Мозг ведь неспроста включает мне подобные ассоциативные воспоминания:  правополушарные люди за счет лучшего контакта с подсознанием, могут быстрее помочь себе избавиться от последствий негативного мышления и психотравмирующих ситуаций.